Угроза «Северному потоку-2»: чем опасны для него планы европейской экономики

Владислав Гринкевич 13.09.2021 13:26 | Экономика 19
Фото: ©Axel Schmidt/Nord Stream 2

Едва компания-оператор «Северного потока-2» объявила о техническом окончании строительства нового трубопровода, как представители ЕС в очередной раз напомнили о намерении как можно скорее отказаться от ископаемого газа в пользу возобновляемых источников энергии. «Самое позднее через 25 лет мы прекратим импортировать российский газ», – заявила Ангела Меркель на встрече с президентом Украины Владимиром Зеленским. Если так, то к 2046 году газопровод окажется невостребованным, и встает вопрос о том, успеет ли он окупиться к этому сроку.

Кстати, срок 25 лет – это еще весьма оптимистичный прогноз. Глава компании «Новатэк» Леонид Михельсон, например, выступая на Восточном экономическом форуме, допустил, что природный газ может стать ненужным уже в 2030–2035 годах.

Возможные проблемы с рентабельностью и окупаемостью «Северного потока-2» дискутируются не первый год. Точная смета строительства пока не озвучена, а разброс оценок, даваемых экспертами, довольно высок. По версии гендиректора Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова, конечная стоимость проекта может составить около $10 млрд, которые окупятся в течение 10 лет. В отчете Sberbank SIB называлась цифра $17 млрд, при сроке окупаемости более чем в 20 лет. А максимальный период окупаемости, озвучиваемый экспертами в СМИ, достигал 50 лет.

Затянувшееся прощание

С одной стороны, желание Евросоюза отказаться от ископаемого топлива не новость. На этот счет уже сделана куча заявлений и принято много решений. Из последних можно вспомнить климатическую программу Fit for 55, представленную Еврокомиссией этим летом. Документ ставит целью к 2030 году снизить выбросы CO2 в Евросоюзе не менее чем на 55% по сравнению с уровнем 1990-го.

Кроме того, ЕС скорректировал свое отношение к природному газу, который в начале 2010-х позиционировался как наиболее экологичное топливо, а потому оптимальное для перехода от ископаемых источников к возобновляемым. «Европа не отказывается от газа как такового и признает, что он будет играть важную роль в энергетическом балансе ЕС, – пояснил главный директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов. – Но, в понимании еврочиновников, это возобновляемый газ (водород, биогаз), который они будут производить из собственных источников». По плану Еврокомиссии, к 2050 году 80% газа, потребляемого экономикой ЕС, должно приходиться именно на возобновляемый газ.

С другой стороны, практика последних лет показывает, что планы по снижению потребления ископаемого топлива выполняются намного медленнее, чем это анонсировано. Энергопереход оказался штукой тяжелой, затратной и долгой, поэтому снижения потребления природного газа, вопреки обещаниям, пока не наблюдается.

«Последние годы (и ковидный 2020-й не стал исключением) я вижу, что спрос на газ только увеличивается. И на каком основании он сократится? – рассуждает Константин Симонов. – Говорили, уголь – грязное топливо, от него надо избавиться, и посмотрите, как Европа в этом году потребляет уголь – только в Германии рост на 20%». К слову, за первое полугодие 2021-го экспорт угля в Европу, по данным Минэнерго, увеличился на 2,4%.

Советник по макроэкономике гендиректора компании «Открытие Брокер» Сергей Хестанов также полагает, что Европа находится лишь в самом начале пути по снижению потребления ископаемого топлива. А когда глобальный процесс только начинается, трудно оценить, какими темпами он пойдет.

Ненужная труба?

Но перспективы «Северного потока-2» зависят не только от спроса на голубое топливо. Дело в том, что технически Россия способна обеспечить поставки газа в Европу и без «Северных потоков» (как первого, так и второго). «Просто потому, что существующие трубопроводные мощности уже являются избыточными, – пояснил Сергей Хестанов. – Даже экспортный потенциал «Ямал–Европа» и «Уренгой–Помара–Ужгород» никогда не был использован на 100%, поскольку экспорт в основном определялся спросом со стороны ЕС, а не предложением со стороны России».

Основная роль «Северного потока», введенного в строй в 2011–2012 годах, заключалась в том, чтобы усилить позицию Кремля на переговорах по тарифам на транзит газа через территорию Украины. Ведь каждый раз, когда возникала необходимость продлить соответствующие соглашения, дебаты выливались в «корриду» между Москвой и Киевом. Запуск же «Северного потока» заставил наших партнеров проявлять большую переговорную гибкость. Таким образом, добавление к существующей газотранспортной инфраструктуре «Северного потока-2» никак не влияет на экспортный потенциал РФ, но позволяет при необходимости исключить Украину из логистических цепочек. Однако данный расклад уже не устраивает ни саму Украину, ни Запад. Отсюда и возможные проблемы с заполняемостью «Северного потока-2», и дискуссия о его рентабельности и окупаемости. Которые особенно обострятся, если ЕС в ближайшие 25 лет все же решит отказаться от импорта газа.

Технически отбить затраты на строительство трубопровода не так сложно. Правда, при условии, что Россия откажется от украинского транзита, который обходится ей примерно в $1,4 млрд в год. Так, в конце 2019 года Владимир Зеленский заявлял, что за пять лет Киев получит от нового контракта с «Газпромом» более $7 млрд. Если предположить, что и далее расценки останутся теми же, то за 10 лет сумма выплат достигнет примерно $15 млрд. «Вот вам и расчет экономии, – говорит Константин Симонов. – За это время вы точно все окупите». Тем более что трафик по «Северному потоку-2» короче, а оборудование там более новое и экономичное.

Но обеспечить полную загрузку нового газопровода будет непросто, поскольку Евросоюз настаивает на строгом исполнении требований Третьего энергопакета, ограничивающего монополию поставщиков газа и электричества. Во исполнение этого документа «Газпром» может заполнять трубу только наполовину, а другая половина мощностей должны быть отдана стороннему поставщику (или поставщикам). Кроме того, Евросоюз принципиально хочет сохранить транзит через Украину. Так, в июле этого года Ангела Меркель после встречи с президентом США Джо Байденом заявила, что «Северный поток-2» должен быть лишь дополнительным инструментом, но никак не заменой украинскому транзиту.

Российские власти не раз подтверждали, что не намерены исключать Киев из логистической цепочки. Но сопровождают эти заявления оговорками. «Мы готовы к продолжению транзита газа через территорию Украины, но этот вопрос является чисто коммерческим, – заявила 9 сентября на брифинге представитель МИД РФ Мария Захарова. – Он зависит от многих факторов, включая объемы будущих европейских закупок и конкурентоспособности альтернативных маршрутов».

Что касается требований Третьего энергопакета, то, по словам Алексея Громова, этот вопрос можно решить, если «Газпром» поделится правом экспорта с другим российским поставщиком, например, с «Роснефтью». Соответствующее предложение уже поступало, и данный вопрос прорабатывается. Однако эксперт считает, что привести к общему знаменателю интересы двух компаний будет весьма непросто.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора