РОССИЙСКИЙ ЛЕОПОЛЬД И СРЕДНЕАЗИАТСКИЕ МЫШИ

Станислав Смагин 25.07.2021 0:24 | Альтернативное мнение 135

В отношениях России и среднеазиатских стран в последние недели происходят коллизии, которые рационально объяснить невозможно. К настоящему моменту Россия стремительно утрачивает влияние в регионе — в пользу Китая, Ирана, Турции.

Как говорится, не только там и не впервой. В Армении вон генералиссимус позора Н.Пашинян на парламентских выборах лишь укрепил своё положение с понятными последствиями для внешней политики. В Молдавии так же на парламентских выборах прозападные силы дополнили и подпёрли осеннее избрание президентом Майи Санду. Впрочем, проигравшие кишиневские «русофилы» типа Додона — тоже насквозь фальшивая искусственная история.

При этом Средняя Азия стоит сейчас, как говорил герой «Свадьбы в Малиновке», на пороге грандиозного шухера. Из-за, как вы понимаете, более чем вероятного триумфа «Талибана»* (вроде всё ещё запрещённого на территории РФ, хотя там уже только аллах разберёт) в Афганистане. Будет глубоко символично, если Кабул они возьмут в сентябре, к четвертьвековому юбилею своего предыдущего вхождения и двадцатилетнему — нью-йоркских терактов, ставших поводом для афганской эпопеи США.

Правда, бородачи уверяют, что ни на какие глобальные исламистские авантюры за пределами государственной территории не настроены, и готовы вести переговоры со всеми заинтересованными странами, включая РФ. Но сам факт их триумфа и столкновение с осевшими в Афганистане исламистами-глобалистами способны взорвать и без того горячий регион. Тем паче в каждой из тамошних постсоветских республик хватает социально-экономических, внутриполитических и этнорелигиозных скелетов. Где-то припрятанных в шкаф, а где-то откровенно вываливающихся из него.

В данном контексте Россия крайне заинтересована в сохранении и дальнейшей регенерации среднеазиатского влияния. Просто из прагматических соображений национальной безопасности — это её пояс. Не часть организма, но бронежилет, не часть территории, но её крепостная стена. Среднеазиаты, в свою очередь, теоретически должны быть заинтересованы в этом же. Для России они в меньшей степени разменная монета и большей — объект пусть прагматического, но искреннего и живого национального интереса.

И что же? Мы видим калейдоскоп историй, вроде бы локальных и бытовых, но по сумме крайне характерных. Например, в Киргизии в спортивном лагере две недели избивали девятилетнего мальчика за то, что он — русский и православный. Даже наша Церковь, обычно отмалчивающаяся во внешнеполитических вопросах (например, украинском), возвысила голос — патриарх написал ребёнку: «С большой тревогой узнал о произошедшем с тобой случае на спортивных сборах. Хотел бы выразить тебе искреннее сочувствие. Проявив мужество и смелость, ты не побоялся дерзких насмешек и издевательств со стороны сверстников и решительно отстаивал свою веру, защищал то, что тебе дорого и ценно. Твой поступок, отвага и твёрдость достойны всяческой поддержки. Миллионы твоих братьев и сестёр во Христе в России и в других странах сопереживают тебе в этот непростой момент — никто из узнавших об этой ситуации не остался безучастным».

«Давайте всё же будем откровенны: хулиганство хулиганством, но били парня не за то, что он, например, левша или с левой ноги ходит, а за то, что он этнический русский и православный. Это очевидно», — это уже слова Евгения Примакова-младшего, главы Россотрудничества, эдакого параллельного МИД. Но вот основной МИД и российский официоз почему-то проявляют удивительную словесную и практическую скромность в данном инциденте.

Зато Россия остаётся местом «выноса» миллионной среднеазиатской рабсилы, которая шлёт домой денежные переводы, а взамен ввозит и наркотики, и экстремизм, и уголовщину, включая кровавую и вопиющую. Высокие чиновники требуют новых миллионов мигрантов, без которых нашей экономике якобы не справиться (автор самого свежего заявления — вице-премьер Хуснуллин). Когда глава агрохолдинга «Мираторг» Виктор Линник робко намекнул, что лютый демпинг плохо влияет на доходы коренных россиян, его обвинили чуть ли не в фашизме.

Среднеазиаты же теперь умудряются даже устраивать на российской территории разборки меж собой. 12 июля в московском районе Кузьминки произошла массовая драка киргизов и таджиков, то ли устроивших реконструкцию недавнего пограничного конфликта двух стран, то ли что-то ещё не поделивших. А через неделю схожий поединок произошёл в Подмосковье.

В Узбекистан вот-вот вернут няню-убийцу Гюльчехру Бобокулову, отрезавшую голову маленькой Насте Мещеряковой (когда именно произойдёт депортация — неизвестно, дело там мутное и непрозрачное). Это, в общем-то, сугубый «жест доброй воли», к которому Узбекистан принудить не может. В качестве ответного жеста ташкентский Песков, зовущийся Шерзодом Асадовым, от имени своего шефа и государства торжественно заявляет: оное государство ни в коем случае не войдёт в ОДКБ.

Правильно неглупые люди ставят вопрос о необходимости наказывать за нелояльность страны, откуда приезжают мигранты. Теоретически правильно. Вот только кто будет реализовать эти положения? В самоубийственных и садомазохистских игрищах Кота Леопольда с мышами все участники, похоже, взаимно довольны. И кто из них больше виноват в грядущем печальном исходе, боюсь, придётся устанавливать уже после этого исхода. Где-то на стыке границ Китая, Ирана, Турции, талибского* эмирата и халифата с какой-нибудь запрещённой аббревиатурой.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю