Приговор к самоубийству: о чём говорить Прибалтике

Павел Кухмиров 2.09.2021 11:08 | Политика 43

Фото: pixabay.com

Избранный президентом Эстонии Алар Карис (Alar Karis) высказал мнение, что к встрече с главой российского государства нужно серьёзно подготовиться. Об этом сообщает «Интерфакс».

«Подобная встреча нуждается в очень большой подготовке. Прежде всего, должен быть повод для встречи, нужно знать, чего мы хотим от этой встречи. Так просто отправляться на встречу, очевидно, не имеет смысла», — сказал Карис во вторник в парламенте журналистам.

Невооружённым глазом видно, до какой степени для г-на президента Эстонии это сложная тема. С одной стороны, многолетняя русофобия и абсолютная зависимость от американских и европейских кураторов требует от него дальнейшего нагнетания напряжённости и ненависти. С другой же стороны, для его страны не всё так однозначно.

Всё дело в том, что Эстония, как и другие государственные образования Прибалтики, подошла к тому пределу, за которым результаты скандального разрыва станут уже не просто критическими (таковыми они уже давно стали), а непоправимыми. И он должен это как-то обсуждать, если, конечно, его хоть как-то волнует будущее Эстонии.

Для всей Прибалтики восточное направление — это бесконечный путь потерь. Имеет смысл просто перечислить, что они потеряли только за последнее время. Каких самых крупных проектов лишилась Прибалтика из-за своей русофобии.

Полностью потеряна атомная энергетика. Игналинская АЭС закрыта по требованию Евросоюза, хотя, по мнению экспертов, только на установочной мощности она могла спокойно работать ещё 20 лет, обеспечивая Прибалтику дешёвой энергией и принося экспортную валюту. Результат: рухнул ВВП, взлетели цены на электричество и инфляция. Игналинская АЭС вырабатывала 70–80% электроэнергии Литвы, которая из самой энергоизбыточной страны Европы в одночасье превратилась в самую энергодефицитную.

Практически утрачена нефтеперерабатывающая отрасль. Мажейкяйский НПЗ был первым и единственным нефтеперерабатывающим предприятием в Прибалтике. Местные власти отказались продавать или как-то делить его с компаниями из России и продали американцам. В итоге РФ отказалась поставлять на него нефть. Впоследствии он был по дешёвке перепродан полякам и теперь стоит. Он банкрот.

Компания «Лукойл» избавилась от своих активов в Прибалтике: её сеть заправок была одним из крупнейших налогоплательщиков в бюджеты бывших братских республик (более 200 АЗС). Также с территории Прибалтики ушёл «Газпром». Представители обеих компаний прямо заявили, что уходят по причине антироссийских действий, из-за которых работать проблематично.

Разумеется, произошёл отказ от совместных проектов. Итог: власти уповали на плавучий СПГ-терминал Independence в Клайпеде, работающий с норвежским газом, но его пуск привёл к ещё большему росту цен на топливо.

Та же ситуация в области машиностроения. «Уралвагонзавод» планировал вложиться в прибалтийскую экономику и даже начал строительство вагоностроительного завода на территории бывшей Елгавской сахарной фабрики. Предполагаемая мощность завода — до 2 тысяч вагонов в год, миллионы евро и сотни (если не тысячи) рабочих мест. Но, попав под санкции, он свернул этот проект.

Действующая с 2010 года в Прибалтике программа «временный вид на жительство в обмен на инвестиции» привлекла в страну 1 млрд 185 млн евро. В основном из России. Но местные национально озабоченные начали требовать ограничить права «клятых москалей», в итоге спрос на ВНЖ упал на 80%, деловая активность рухнула, программа умерла, инвестиции выводятся.

Рыбная промышленность почти уничтожена. В 2014 году Россия ввела в действие продуктовое эмбарго, а в июне 2015 года Россельхознадзор запретил ввоз шпрот из Латвии и Эстонии. До этого в Россию шло 80% их продукции. Теперь по самым скромным оценкам в рыбной отрасли потеряли работу половина сотрудников.

Вот о чём стоило бы поговорить г-ну президенту Эстонии. Но вряд ли он станет это делать. Прибалтийские страны приговорены собственной прозападной элитой к самоубийству. Что ж, это их выбор.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора